По ту сторону любви




Кто придумал любовь, поцелуи, нежные слова? Почему многие могут любить? И что подразумевается под этим словом?

Слово «люблю» каждый человек понимает по-своему. Одни люди называют любовью простую симпатию, лёгкое увлечение. Другие подразумевают под этим словом сумасшедшее чувство, от которого кружится голова и земля уходит из- под ног. Для третьих любовь – это секс на заднем сидении автомобиля. Четвертые бросаются этим словом просто так, не придавая ему никакого значения.
Для кого-то любовь – привычное явление, всё равно что снег зимой. Одна любовь прошла, пришла следующая, затем третья, четвертая… Это не серьезная любовь, а просто влюбленности либо удовлетворение своего самолюбия.
А для других людей любовь – это самое большое счастье, от которого жизнь приобретает яркие краски, каждый день становится весной, даже в холодные зимние вечера.
А кто-то страдает, плачет ночи на пролет, сводит счеты с жизнью. Сколько жизней ежедневно забирает неразделенная любовь, неосторожное слово или шаг! Именно им я посвящаю эту книгу.

На первый взгляд любовь – счастье, радость. А что находится по ту сторону любви?

1

Печальный человек в невидимом лабиринте.
Зовут меня Ева. Своих родителей я не помню. Может быть, я их никогда и не видела. Меня взяла на воспитание семья, которая не могла иметь собственных детей.
В детстве я любила читать романы, представляла себя на месте их героинь. Весь мир казался мне каким-то необыкновенно теплым и приветливым; я еще не знала, как сложно он устроен. Я думала, что, когда вырасту, встречу парня, который будет любить меня так же, как я его, и весь мир будет виден в розовом свете… Одним словом, платоническая любовь до гробовой доски. Детская логика! Детям свойственно придумывать себе небылицы и верить в них.
Приемные родители отдали меня в первую попавшуюся школу и успокоились. Училась я сначала хорошо, но вскоре съехала на тройки, стала прогуливать школу, но потом снова взялась за ум.
Так прошли унылым караваном восемь с половиной лет. Все девчонки из нашего класса встречались с парнями, многие меняли их как перчатки. А я была одинокой и никому не нужной. Как глупо было раньше верить в чудеса!
Мне было очень больно. Я не могла понять, в чем причина. Быть может в характере, который был у меня не то чтобы плохой, но и не хороший? Могли у меня быть и другие недостатки, которые я просто тогда не замечала. Трудно судить, не видя со стороны.
Подруги говорили, что я добрая, всегда могу помочь, но я бы сказала – слишком доверчивая.
Я витала где-то в своих мечтах, с каждым днем все больше теряя контакт с реальностью, и не могла смириться с несправедливостью жизни.

Стоя на балконе, я с надеждой смотрела на многочисленные дома и думала: «Где же ты? Может, ты живешь на пятом этаже, может на шестнадцатом, а может и совсем не в этом доме». Сколько домов, больших городов… И я часто спрашивала у этих пыльных улиц: «Где же ты? Я так устала ждать тебя! Где же ты затерялся? Может, ты на другом конце Земли так же смотришь на ночное небо и спрашиваешь: «Где ты, любовь?» А я умираю без тебя здесь, сейчас.
И есть ли ты? Я верю в то, что ты есть, и что ты обязательно найдешь меня, именно меня. Просто потому, что ты мой».

Но время шло, и жизнь шла вразрез с моими представлениями о ней. А я все верила, верила, верила…

2
Очередной школьный день со своим однообразием и размеренностью. Вся моя жизнь и состоит из таких монотонных, беспросветных дней. Новый день, для чего он начинается? Да и не сказать, что наступает новый день. Такое чувство, что один нудный день тянется всю жизнь. Я знаю, что сегодня будет то же, что и вчера, и неделю назад. И завтра то же самое повторится вновь, ведь сегодня я не сделала ничего для того, чтобы «завтра» было другим.
Так и сегодня прошел обычный учебный день, который вроде бы и не предвещал ничего необычного.
Наконец-то домой! Я в спешке спускаюсь по лестнице, ничего и никого не замечая, и нечаянно налетаю на парня.
-Эй, смотри, куда несешься!
Я оглянулась, и… Это не парень, это ангел, заблудившийся на земле. Мне показалось, что мир на мгновение застыл. Я хотела что-то сказать, но это невозможно было выразить словами, да и, зачарованная, Яне могла вымолвить ни слова.
-Что встала посреди дороги? – заворчал кто-то, и это заставило меня очнуться от мимолетного забвения.

Не помню, как я шла домой, но только каким-то чудным образом я очутилась в своей квартире.
Дома никого не было. Я включила телевизор, но ни на одном канале не нашла ничего интересного. Тогда я пошла в комнату и стала скучать. Перед глазами предстал образ парня, с которым я столкнулась на лестнице. Интересно, как его зовут? Из какого он класса? Наверняка у него есть девушка, ведь такие не бывают одиноки. Ой, что-то меня не в ту степь занесло. Надо выкинуть его из головы.

3
Наконец-то долгожданное воскресенье! Сегодня у Маши день рождения.
Мои намерения поваляться в кровати были разрушены телефонным звонком. Я нехотя встала и подняла трубку:
-Алло?
- Привет, Ева! Приходи поскорее, скоро уже все соберутся.
- Хорошо, уже выхожу.

Лифт был сломан, пришлось подниматься по лестнице. Хорошо еще, что Маша живет на пятом этаже.
Не успела я нажать на кнопку звонка, как вылетает Маша.
- Привет, заходи, я тебя заждалась.
- Маша, поздравляю тебя с днем рождения! – сказала я и вручила подарок.
- Спасибо! Как ты узнала, что я хочу получить на день рождения?
- Да так, седьмое чувство, - сказала я, удивившись. А правда, как я смогла угадать?
Народу было немного, всего семь девчонок. Сначала мы дружно поздравлял Машу с праздником, а потом сели за стол. На столе было все: торт, конфеты, различные салаты, шампанское.
Маша была очень радостная. Конечно, столько людей тебя поздравляют, празднуют с тобой. Словом, настоящий день рождения, какого у меня никогда не было.
- Давайте устроим дискотеку, - предложила Маша.
- О, хорошая мысль, - согласилась Алина.
- Танцуют все!!!
Музыка была замечательная. Я с упоением танцевала, пока не включили песню, которая напомнила мне того парня.
Мне стало как-то больно в душе. Танцевать расхотелось, и я села на диван.
- Ты чего не танцуешь, Ева? – спросила Маша.
- Я просто устала.
И вдруг я поняла, как же сильно мне не хватает его, именно его. Но он меня никогда не заметит. Все уже ясно: я ему не буду нужна, как и всем остальным. Но вдруг… Меня, как всегда, не покидает надежда. Ладно, я найду его и сделаю все возможное для того, чтобы мы были вместе. А сейчас нужно веселиться со всеми, чтобы не испортить Маше день рождения.
Я осталась еще на два часа, а потом под предлогом срочных дел ушла.
Начался дождь. Все люди побежали прятаться под навесами, на остановку, где для меня не осталось места, поэтому пришлось ждать автобус, промокая под дождем. От скуки я стала смотреть на универсам, находящийся через дорогу.
Вдруг… Не могу поверить своим глазам, это он! Наверное, пошел за пивом. Я с надеждой стала смотреть на дверь магазина, стоя под ливнем. Когда же он выйдет? Нет, это не он. И этот тоже. Ну где же ты?
Так прошло около получаса, а его все не было. Подошел мой автобус. Зайдя, я стала смотреть через окно на заветную дверь, но автобус тронулся в путь, и магазин скрылся из виду.
Ночью я долго не могла заснуть, все думала о нем. Конечно же мне никогда не быть с ним рядом. Что на меня нашло днем? Ведь красиво бывает только в фильмах. А жизнь – не кино, и я должна помнить об этом, чтобы потом не чувствовать себя несчастной и не повторять: « А я же знала!» А вдруг… Я могу ошибиться, но ничего не делая, я ошибаюсь уже точно.
Но если бы я знала, что будет потом, то нашла бы в себе силы сказать «стоп» своим чувствам.

4
Танец мотылька над пламенем.

Снова понедельник – начало очередной школьной недели. Но сегодня мне очень хочется в школу, ведь я надеюсь опять увидеть его.
С трудом я отсидела первых два урока. Началась большая перемена. Мы с Машей пошли на первый этаж.
- Ну, как тебе мой день рождения? – спросила Маша.
- Мне очень понравилось, - ответила я.
- А что ты вчера какая-то грустная была?
- Да нет, такая же, как всегда.
- А ты знаешь Ромку из параллельного класса?
- Нет, а он что, новенький? И что это ты вдруг вспомнила про него?
- Да вот он, светленький, в черной футболке. Он перешел в нашу школу в середине зимы.
Рома! Так вот как его зовут. Все опять стало, как в замедленной съемке, и я, как завороженная, смотрела на Рому и ничего кроме него не видела.
- Е-е-ева! Ты чего так на него уставилась?
- Он мне просто кого-то напоминает, - соврала я.

5
Вот бог сильнее меня, что, придя, получит власть надо мной.
( Данте)
С каждым днем Рома мне нравится все больше и больше. Это совсем не похоже на то, что я чувствовала раньше к другим парням. И я даже не успела заметить, как едва зародившееся чувство переросло в настоящую любовь. Но я не хочу называть это любовью.
Сначала я пыталась забыть о Роме, но вскоре поняла, что это бесполезно. Да и сама попытка забыть его причиняла боль.
Любовь захлестнула меня, как гигантская волна, и я совсем потеряла голову. Я Рому не просто люблю, а обожаю. А это во много раз сильнее любви. Я потеряла покой, интерес ко всему на свете и целыми днями думала только о Роме. Увидев его, я становилась такой счастливой. Рома как лучик солнца озарял мои серые дни. В моей пустой жизни появилось что-то светлое, радостное, теплое.
Единственным моим счастьем была уверенность в том, что завтра я опять увижу Рому.
Он – само воплощение любви. При слове «любовь» у меня предстает перед глазами его образ. А когда я слышу имя Рома, у меня в мыслях возникает слово «любовь». Когда я произношу его имя, мне представляется яркий свет. Как же можно не любить свет?

Я смотрела влюбленными глазами куда-то вдаль, в надежде, что Рома пройдет мимо.
От своей любви я просто летала в облаках. Подруги удивлялись произошедшим со мной переменам. Но любовь к Роме была тайной, которую я молвить не смела.
Мне так хотелось все рассказать Роме, бросаясь в омут с головой, обнять его. Но желания не всегда совпадают с реальностью. Меня вел мираж…

6
Мы рисуем черные цвета белым.

Позже я узнала, каков Рома на самом деле. Это словно выстрел в спину.
Он уже привык быть всеми любимым, и любовь очередной девчонки - совсем не новость для него. Я всего лишь одна из множества, очередной мотылек, запутавшийся в паутине его обаяния.
Рома как будто бы для всех, но на самом деле – ничей. И не важно, что другие девчонки не чувствуют к нему и десятой доли того, что чувствую я. Но Рома, конечно же, отдавал предпочтение им, а я для него была невидима, как пыль под ногами.
Я потеряла саму себя, я – уже не я. Совсем себе чужая. Теперь мне нестерпимо больно стало видеть Рому. А в голове засели слова: «Он никогда не будет с тобой». И я мысленно говорила себе: «Остановись, куда ты…», - каждый раз давала себе слово, что больше не буду его замечать, что забуду его, но это было не в моих силах, и я каждый раз смотрела ему вслед печальными глазами, едва сдерживающими слезы.
Рома проходил мимо всего лишь в трех метрах от меня, вроде бы так близко. Но он далеко, точнее, я от него так далека, словно за тысячами километров. Я смотрела на Рому полными слез глазами, которые молили только о любви и просили за это прощения, и мне так хотелось крикнуть изнеможенным голосом: « Рома, я люблю тебя! Ну, оглянись, пожалуйста…»
Я одна во всем мире и мне очень плохо. Я целый мир готова отдать за него одного, хотя даже мира мало. Я готова отдать все на свете за него.
Я, как могла, старалась не плакать в школе, чтобы никто ни о чем не догадался. А когда приходила домой, то могла нарыдаться вдоволь, пока родителей нет. Подушка не просыхала от слез. Сердце просто разрывалось на части от невыносимой боли. Эту боль невозможно описать словами – ее можно понять, только почувствовав самому. Я уже забыла, что такое улыбка без слез глубокой печали. Смех ранил меня, как острый нож.

Я больше не надеялась, прекрасно понимая, что мне с Ромой никогда не быть рядом, а от этого становилось еще больнее. Я бы жизнь отдала просто за то, чтобы минуту побыть с ним. Просто смотреть в его глаза и молчать. Жизнь – за минуту рая.
Только сон мог подарить мне мгновение счастья, когда мне снилась его любовь, и голос из волшебного сна звал меня с собой. И в этом сне я на край света готова была бежать с Ромой, ведь он все, что есть у меня в жизни, а все остальное – гори оно синим пламенем. Как же ночь коротка! Утром лучи солнца забирали у меня мое единственное счастье. Как жаль, что сны – не реальность. Так хотелось уйти в этот мир снов и никогда не возвращаться. Там, где был Рома, было счастье, была жизнь, было все. А там, где его не было, там не было ничего, только холод и пустота.
Зачем он появился в нашей школе? Я до него не знала боли. Лучше бы я ошиблась в тысяче парней, чем в нем одном. Все началось так просто, но быстро стало так серьезно. Зачем Рома пришел? Чтобы забрать у меня радость, мысли о будущем и вместо этого оставить мне слезы, бессонные ночи, неопределенность, бессмысленные надежды. За что? Я ведь ничего плохого не сделала, я просто люблю. Хотя при чем тут он? Я сама виновата в том, что моя жизнь стала адом. Может, так мне и надо, но я ошиблась всего лишь раз.

Хоть я и понимала всю безнадежность своего положения, лучик надежды все равно грел душу, которая стремилась не пропустить этот лучик в сердце.
Я писала ему каждую ночь, а потом рвала письма на клочки. Не было во всем огромном мире слов, которые могли бы выразить мои чувства. Как всю душу вложить в слова?
И так проходили дни, куда то в пустоту…

7
Там, где умирает надежда, возникает пустота.

Уже прошло пять месяцев. А до конца учебного года осталась всего неделя. Меня пугает мысль о том, что, скорей всего, Рома в следующем году больше не будет у нас учиться. А если я больше никогда его не увижу, то нет мне смысла жить. Если сейчас моя жизнь сравнима с адом, то когда Рома уйдет, она станет адом в полном смысле этого слова. Я не могу без него. Мне никто кроме него не нужен.
Я так ненавижу себя. Ну почему я не достойна счастья хотя бы за то, что я так мучаюсь? Неужели этот мир так жесток? И где найти лекарство от любви? Такое, чтобы выпить его и сразу разлюбить, и больше никогда никого не любить. К сожалению, такого лекарства нет. Никто не сможет помочь, когда любимого человека нет рядом. Только Рома может мне помочь. Может, но не хочет.
Я бы все отдала за то, чтобы хотя бы минуточку побыть с ним рядом. Но этого никогда не будет. Никогда… Такое же слово, как и тысячи других. Но для меня это слово звучит ужасным приговором.
Боль сводит меня с ума, от нее невозможно избавиться, потому что нет ей ни начала, ни конца. Только смерть обещает мне успокоение и избавление от невыносимых мук.

8
La sotto i giorni nubilosi e brevi, Nanse
un a gente a cui l, morir non dole
( Petrarka)


И вот, последний учебный день. Когда-то этот день был у меня самым любимым. Но для меня сегодня это последний день вообще. Я сломала себе жизнь и сегодня потеряю ее. Надо же, один случайный взгляд так изменил судьбу.
Я не изменю своего решения и не буду его откладывать на неопределенный срок в надежде, что случится чудо. Я знаю, что ничего не изменится, а мне станет только хуже. Я не мыслю завтрашнего дня без Ромы. Без него нет будущего, без него просто нет жизни. Без Ромы даже рай показался бы мне адом. И я больше не могу терпеть эту невыносимую боль, от которой можно сойти с ума, не могу больше переворачивать пустые страницы нашего с ним будущего.
Первый урок. Учитель что-то говорит, а я не слушаю. Я мечтаю о том, чтобы увидеть Рому в последний раз, чтобы взглянуть в его глаза, таящие в себе мою гибель. Чтобы хоть умереть счастливой. В задумчивости я смотрю в окно, за которым ярко светит солнце. О, свет, где же сейчас твое создание?
Урок пролетел на удивление быстро. На перемене мы с Миллой и Машей слонялись по этажам и болтали. Я их почти не слушала, пытаясь взглядом найти Рому.
- Я пойду на концерт…
- А я пойду гулять со своим новым парнем Вадиком. Он такой классный.
- А я через неделю поеду на дачу
- А я на море. Буду гулять с парнями, загорать.
- А как же Вадик?
- Да ну его! Он все равно ничего не узнает.
- А ты что будешь делать, Ева?
- А… что… - спохватилась я.
- Ты что, не слушаешь нас?
- Да я… это… задумалась, - растеряно ответила я.
- О чем же, - спросила Милла.
- Да так, не важно.

Так же незаметно, как и первый, пролетели остальные уроки. Мое последнее желание не сбылось. Может, Рома уже куда-нибудь уехал. Я могла бы приехать к нему в любой город и найти его где угодно, если бы это было нужно ему. Ради него я бы бросила все, уехала с ним навсегда, выбирая бег в никуда.
Роме останется всего несколько часов пути, а мне до него за всю жизнь не дойти. Что такое сутки перед лицом вечности?
Но это уже не важно, мне теперь все равно. Ведь сегодня все закончится. Боль уйдет, когда остынет моя кровь. И от этого мне спокойно. И я даже ни о чем не жалею. Хотя мне больно оттого, что за всю жизнь я никому не была нужна. Никто не мог меня успокоить, когда я плакала, защитить. Никто не говорил, что я нужна. Никто никогда меня не обнимал, а это, наверное, очень здорово. Я не просила безумной любви, звезд с неба и прочего. Мне хотелось всего лишь капельку тепла. Одну единственную капельку тепла, которая могла бы спасти мне жизнь, которая мне была нужна, как воздух. Неужели я так много просила?
Неужели мир настолько жесток, что позволяет детям умирать?
Мне уже все равно, ведь скоро уже никогда не будет больно.
Дома никого нет. Надо посмотреть, есть ли таблетки. Да, их много, я бы сказала, достаточно.
Раздался телефонный звонок. Звонит Маша – моя лучшая подруга – и позвала гулять.
С Машей я дружу уже почти пять лет. Она – моя самая лучшая подруга, и по-моему единственная, кто оправдывает слово «подруга». Я с ней всегда делюсь всеми тайнами, ведь она всегда поддержит и поймет. Маша – единственный человек, который не предаст. Но о том, что будет сегодня, я не могу сказать даже ей.

Мы встретились там же, где всегда.
- О, привет, сто лет не виделись! – воскликнула я.
- Да, все учеба да дела.
- Ну, как жизнь?
- Все по-прежнему. А у тебя?
- У меня все замечательно, - соврала я.- А ты куда летом поедешь?
- На море, в Крым. А ты куда-нибудь поедешь?
- Не знаю, - ответила я, и мне стало не по себе оттого, что я, зная, что сегодня умру, говорю о будущем.

Гуляли мы до вечера, вспоминали смешные случаи из прошедшего учебного года.
Когда я вернулась домой, родители уже были дома и смотрели телевизор. Я пошла на кухню и заварила чай. Пока он остывает, я, облокотившись на подоконник, смотрю в окно.
Солнце скрывается за крышами высоких домов, озаряя все небо необычайными красками золотистых и красноватых тонов. Навсегда уходящее от меня солнце… Ветер едва колышет травинки, растения словно засыпают. И я скоро засну, но только больше никогда не проснусь.
Завтра будет такой же закат, но это уже будет вечер чужого дня, который я уже не увижу. Ночью опустеют дороги, освещенные тусклым светом фонарей. И на этих пустынных дорогах ветер заметет мои следы, чтобы утром появились следы других людей. Старые стены милого дома скроют, что кто-то уже не вернется.
И опять начнется новый день, в котором уже не будет меня. Кто-то будет плакать, кто-то будет ставить цели, рисковать, выигрывать, любить, ждать, радоваться жизни. Просто жить! Но уже не мне плыть сквозь океаны лет, открывая новые горизонты. И не мне танцевать танго со своей судьбой; то ты ведешь судьбу, то она тебя.
Жизнь порой заставляет нас играть непростые роли. Часто мы думаем, что играем своей судьбой, а не она ли играет нами? Да и о чем говорить: мы играем друг другом, совсем не уважая чувства других людей.
Сколько всего обещал нам этот мир, казалось, стоит только протянуть руку и взять все, что хочешь. А мы прожили всю жизнь, и не смогли даже прикоснуться к тому, что было всего лишь на расстоянии вытянутой руки. Красивая жизнь, безумная любовь, признание таланта, тихое семейное счастье без измен и фальши. Все перед твоими глазами, просто прикоснись. И протягивая руку, кончиками пальцев пытаясь коснуться того, что, казалось, мы заслужили, пробуем нащупать мираж в пустыне.
На улице наперебой визжат маленькие дети. Они только начинают свой путь, перед ними жизни даль. Они сейчас ни о чем не думают, играют, смеются. Счастливые! Как бы я хотела стать такой же маленькой, наивной, не знающей этот мир. Увы, мне не вернуть былую беспечность.
А что ждет этих детишек впереди? Ну что можно подумать, глядя на эти счастливые, улыбающиеся лица? Конечно, счастье, что же еще. Жаль, что нельзя вернуться в детство, обмануть саму себя, притвориться, что ничего не было.
Дети бегают по той же дорожке, по которой бежала я в их возрасте, словно перенимая эстафету на арене жизни, но уже на ином, более совершенном уровне. Рядом, на лавочке, сидят седые старушки, которые столько всего пережили, что уже устали от жизни. А я ухожу с середины пути.
Я выпила чай и пошла в свою комнату. Поскорей бы родители легли спать. Или наоборот, пусть подольше не ложатся. Я хочу насладиться последними мгновениями этой жизни, которая на самом деле так прекрасна! Это понимаешь лишь на грани между жизнью и смертью. Мы не замечаем привычных вещей, а когда теряем их, то только тогда понимаем, как они нам дороги. Но вся прелесть этого мира не смягчит мне боли.
Как же быстро летят последние часы! Хотя спешить мне больше некуда.
Уже наступила ночь, скрыв в своей тьме истинные лица людей – совсем не те дневные маски.
В квартире тишина. Заглянув в спальню родителей и убедившись, что они спят, я пошла на кухню и достала таблетки. Все, пора. Одна пачка таблеток, вторая…четвертая. Один глоток, второй…пятый. Выкинув за окно пустые упаковки, я вернулась в свою комнату.

А я ведь чувствовала, что так все и будет, что Рома не спасет меня. Это только в выдуманных историях, когда ты перевешиваешь ноги через балкон, приходит Он и говорит: «Не надо, солнышко, я люблю тебя». Только он мог спасти меня, но не таким образом. Я просто хотела быть рядом… Хотя бы как друг, собирая по крупице его внимание. Даже в этом было бы мое счастье.
А спасти меня мог только он. Если честно, в глубине души я надеялась на что-то, но на что? О, как же я была глупа!
А что я сделала для того, чтобы Рома обратил на меня внимание? Ничего… Сколько времени потеряно! И от этого вдвойне больней. Но мне не дано вернуть даже вчерашнего дня.
Ах, если бы он вспоминал меня хотя бы иногда. Просто вспоминал, потому что любить он меня никогда не будет.
И я даже слышать не хочу, что есть другая моя жизнь, та, в которой нет его со мной, что есть другие парни, что все проходит. Кто так говорит, тот не знает того, что знаю я, верит лишь своим логическим выводам и не хочет слышать мольбы безысходности, потому что предубеждения, построенные на пустом месте, закрывают говорящему это глаза. Ведь всегда проще сделать вид, что ничего не происходит. Люди боятся того, чего не понимают, и облачают непонимание в вуаль повседневности, стараясь подвести все под общую черту: «Вся эта дурость от безделья, вкалывать надо с утра до вечера». И это можно требовать от несчастного ребенка, нуждающегося в помощи?
«Вырастешь, образумишься, выйдешь замуж…» Увы, я уже обручена со смертью, которая никого не отдает назад.
На небе ледяным отблеском светят звезды. Они так похожи на его холодные, равнодушные глаза. Но скоро я забуду эти глаза, этот голос, от которого сердце просто вздрагивает, а моя любовь растворится в свете звезд.

Как же я люблю Рому! А как долго? Мне кажется, что я любила его всегда, от самого начала времен, долгую бесконечность веков. Если бы Рома мог понять все это. Но все равно я умру к утру, так что мне не страшны его насмешки. Быть может, ты услышишь мой разговор немой в тишине ночной?
Я сама во всем виновата, я не имею права любить тебя. Ты – ангел, а я… Быть может ты простишь меня за то, что я посмела полюбить тебя? За то, что я не такая, какую бы тебе хотелось. Где ты сейчас? Где-то далеко, и не один, веселишься. А я здесь совсем одна… Мне теперь уже все безразлично, все, кроме тебя. Я навсегда твоя и только твоя. До последнего вздоха.
Я не верю, что у человека есть душа. О, если бы она была! Я бы стала хранителем столь прекрасного создания, любовалась бы на Рому, ночи напролет стоя на коленях перед своим богом и тихо плача.
Скоро все закончится, и я больше никогда не вспомню, что такое боль. А я всего лишь хотела любить и быть любимой, хотела дарить любимому человеку весь свой мир, все свое тепло, быть честной с ним и с собой, всегда быть рядом, что бы ни случилось. И что я получила взамен?

9
Я открыла глаза… Утро. О, нет! Случилось самое страшное – я осталась жить. Несколько минут я лежала в полном недоумении. Как же так, я выпила смертельную дозу таблеток, не было никаких шансов… О, что же мне теперь делать?! Я не хочу и не могу жить!
Я попробовала встать, но тут же у меня закружилась голова, я пошатнулась и упала.
Весь день я пролежала в кровати, не переставая рыдать. Все мои попытки встать были напрасны: голова кружилась, и в глазах темнело.
Весь день напролет я рыдала, и ничто не могло меня успокоить.
Поздно вечером уже где-то сквозь сон я услышала, как пришли родители.

10
Оборвана цепь жизни молодой,
Окончен путь, бил час, пора домой,
Пора туда, где будущего нет,
Ни прошлого, ни вечности, ни лет.
(М. Ю. Лермонтов)


Звук закрывающейся двери разбудил меня – родители ушли на работу. Так я и живу, засыпая и просыпаясь под звук закрывающейся двери. Родители всегда приходят поздно, поэтому практически все время я предоставлена самой себе. Меня воспитывает жизнь, а не родители, а она не прощает ошибок, но зато справедлива.
Раньше я переживала по поводу того, что не вижу родителей, но сейчас уже привыкла.
И снова в моем мире слез и печали начинается новый день.
Я пошла в ванну, чтобы умыться. Вытерев лицо, я стала вешать полотенце, а оно упало на стиральную машинку. Подняв полотенце, я увидела лезвие.
«Смогу ли я?», - думаю я, держа в руке лезвие и смотря на его металлический отблеск, холодный, как смерть. В то же время я понимаю то, что я слабая. Сделать это – показать свою слабость перед жизнью. Так поступают только конченные люди. Настоящая смелость – ничего с собой не делать, и храбро выпить до дна свою чашу боли. Ведь никогда не знаешь, что ждет тебя впереди, в том таинственном завтра.
Я была когда - то сильной… Что же ты сделал со мной?
Но чувства сопротивляются этой холодной рассудительности. Эта боль никогда не пройдет, я не могу от нее убежать, потому что она внутри. Куда бежать? Я не вижу никаких путей, кроме единственной дороги, ведущей в никуда. И никто не смог мне помочь найти другие дороги, хотя многие учили не искать коротких путей.
Я прислонила лезвие к руке. Одно движение – и фонтаном хлынула темная кровь. У меня закружилась голова, и я упала на белые простыни, лицом к окну.
По небу цвета мутной реки быстро бегут облака, словно боясь опоздать куда-то. Я вглядываюсь в небо, словно пытаясь увидеть какой-то ответ, который то и дело скрывали набегающие облака.
За окном послышалось накрапывание дождя, по стеклу стала стекать прозрачная вода, словно смывая страдания с измученной души. Белый дождь, падающий с черного от грозы неба…
Холод пробежал по лицу, и немного потемнело в глазах. Неужели все кончено? И я встречаю смерть без слез и страха, едва повзрослевший ребенок.
Я представила симпатичную мордашку Ромы. Жаль, я больше никогда не увижу этой моей любимой мордашки. Где будет он, когда меня уже не станет? А облака все бегут по небу, словно унося меня отсюда все дальше и дальше. И назад дороги нет, да я и не хочу.
Пульс все слабее бьется под кожей, каждый удар сердца чувствуется всем телом.
Что будет? Я не знаю. Может быть, не будет ничего. А, может быть, там я буду бесконечно далека от Ромы. Или пожалею, подумав, что могла все исправить, но уже никогда не смогу вернуться. Я растворюсь в ледяном мраке за то, что совершила то, на что не имела права, и целый век буду искупать вину. Я вне всего, потому что совершила преступление против мироздания. Все отпущенное время – семьдесят, восемьдесят лет – я буду мучиться. Вернее не я, а то, что останется от того, что называлось мною. А Рома пусть по-прежнему живет легко, ничего не зная обо всем этом. Ведь это так просто – думать только о себе. Ему все безразлично. А мне все это нужно было? Зачем? За что?
Рома, я просто тебя любила. И вот, я ухожу неслышно, а ты и не узнаешь. Ты всегда был далеко, выше неба. Невозможно было до тебя дотянуться. А сейчас… Завтра ты проснешься, а меня уже нет. Прости, но я не могу иначе, ведь я только тобой умела жить.
Слезы по лицу, капли по стеклу, облака…
Все стало гаснуть, утопать в бездонной темноте вместе со мной. В полузабвении я прошептала его имя – самый сладкий для меня звук на свете и одновременно больнее всех ранящий.
Все утонуло в тумане. И для чего были все годы моего детства? Угасает жизнь, сотканная миллионами маленьких ниточек, ими же связанная со всем миром. И не надо стучать в двери этой опустевшей комнаты. Здесь больше нет меня.
А небо все смотрит с высоты своего спокойного величия, отсчитывая чье-то время и удивляясь безрассудству людских поступков. А Москва по-прежнему не верит слезам.
Глаза сами, против моей воли, закрылись, и я упала в забытье.

11

Едва слышатся чьи-то шаги, откуда-то дует легкий ветерок. Я приоткрыла глаза и сразу же закрыла их – слишком ярок свет. Где я?
Неужели… Да, я опять осталась жива. Я с трудом открыла глаза и поняла, что нахожусь в реанимации. Никого нет.
В коридоре послышались шаги. Дверь приоткрылась, и в палату вошли отчим с мачехой. Они присели рядом, и мачеха спросила:
- Девочка наша, что же ты сделала?
Я молчала. Не то чтобы я не могла говорить, просто не хотела. Мне теперь все казалось ненужным и неважным. И меня даже совсем не интересовало, кто спас меня. Я просто ненавидела этого человека.
Родители долго смотрели на меня, потом мачеха спросила:
- Зачем же ты?
- Вам все равно никогда не понять, - сказала я. Но, кажется, она поняла незначительную часть всего этого, и не стала допытываться.
- Как ты себя чувствуешь? – спросил отчим.
Я молчала, смотря безразличным взглядом в дальний угол палаты.
- Ну, тогда отдыхай, мы придем позже, когда тебе станет лучше.
Они поцеловали меня и ушли. Когда мачеха вышла за дверь, она зарыдала, и отчим стал ее утешать. Она пыталась быть сильной, и ей это почти удалось. Да, тяжело смотреть, как той, что недавно была малышом и смешно лопотала слова, могло бы теперь вдруг не стать. И некого было бы в этом обвинить.
Сначала я долго плакала из-за того, что не умерла. Немного успокоившись, я пыталась понять, что же произошло.
У меня возникло много мыслей, и я не могла сначала сосредоточиться ни на одной из них. Все мои чувства и мысли перемешались. В памяти пролетели обрывки всего этого ужаса. Сначала я недоумевала, жалела себя, ведь больше некому было сделать это.
Когда я поняла, что же произошло, я возненавидела Рому, хотя все равно его все еще очень любила. Его бы обнимали чьи-то ласковые руки, а я бы лежала в гробу, по его вине за всю жизнь никем не любимая, ведь я не успела бы прожить эту жизнь. Что ж, я просто любила и получила за это по заслугам. Может, так мне и надо?
А где же сейчас Ромка? Но разве это вопрос? Конечно, в компании с друзьями, пьет пиво, ему все девчонки вешаются на шею. А мне бы он не разрешил даже прикоснуться к своей руке.
Но как бы эти девчонки не старались сделать его своим, Ромка все равно себя не отдаст никому. Он как будто бы для всех, но на самом деле – ничей. Он любит свободу.
Ему всегда весело, а моя душа умирает уже который месяц, а сейчас особенно. А ведь Рома даже не подозревает, что его кто-то очень сильно любит, страдает из-за него. Не так как все. Но разве это для него важно? Если бы он узнал обо всем, то посмотрел бы на меня презрительно и сказал бы: «Вот дура!», - посмеялся и забыл бы. Но, посмеявшись над человеком, порой даже не думаешь, что можешь сломать ему целую жизнь. Но я не могу понять, как можно смеяться над любовью. Ведь любовь светла, как солнце, нежна, как лепесток только что раскрывшегося бутона розы, столь же чиста, как радость ребенка.

И почему-то только в Роме зло столь притягательно.
Рома живет в каком-то своем, чуждом мне мире, который так притягивает своей неизведанностью.
Ромке всегда на все наплевать, ему лишь бы повеселиться. Порой не понимаешь, с каким огнем играешь. Вот такой он, мой любимый, жаль только не мой. Роман – величественный и неприступный Рим. Но чего я хочу? Ведь он – далекая звезда, до которой нельзя дотянуться, неуловимая мечта, бесенок в образе белокрылого ангела с голубыми, как небо, глазами, летящего за солнечным светом; а я где-то внизу, на земле, и никогда мне не полететь вслед за ним, и я мысленно прошу его: «Куда же ты, постой, - а он исчезает, как мираж, и нет уже надежды докричаться до него. Как до небес не достучаться. Но моя надежда все равно не гаснет, и я смотрю вдаль влюбленными и преданными глазами, так и оставаясь пылью под ногами.
И как после всего этого поверить в любовь, когда ее нет во всем мире? Сколько можно ждать того, чего никогда не дождешься? За что мне все это? Я не заслужила этого!
Люби, надейся и вскоре опять понимай, что тебе никогда не пройти этот путь, путь его девушки, невесты, жены. Провожай навсегда поезда, уходи или смотри, как уходит он. Всегда смотри со стороны, как каждый из них счастлив с другой, сдерживай слезы, понимая, что для всех все это глупо и смешно. А кто вы есть? Чем вы лучше?
Как же счастливы те, кто не знает этой боли и мучительного ожидания невозможного…
Мои размышления прервала медсестра. Она принесла обед.
- Как ты себя чувствуешь? – спросила медсестра.
- Ужасно, зачем вы вернули меня? Кто вас просил?
- А какое право ты имела так поступать? Ты подумала о родителях?
- Они мне не родители, они меня не рожали!
- Не важно.
Медсестра ушла. Я стала смотреть на солнечных зайчиков, бегающих по потолку. Как хорошо, когда лето! Все наполнено счастьем и радостью. Только для меня все выглядит черным, только для меня весь мир залит слезами. Только я за солнечным светом и всенаполняющей радостью вижу боль, таблетки, кровь, только я чувствую холод. А как больно, когда всем хорошо, а тебе одной плохо, и никто во сем мире не может тебя понять. Всем любовь, а мне одной боль и слезы? К горлу подступили слезы. Я тоже хочу быть счастливой! Чем я хуже?
Как правильно надо любить? И как узнать, что правильно, а что – нет?
Любовь – словно кислород. Сделав вдох, ты почему-то поступаешь неправильно. А как можно жить, если не дышать? Почему для парней первый шаг – подвиг, а для девушек – позор? Кто придумал это?
Какой-то абсурд! Для того чтобы стать ближе, надо уйти как можно дальше.
Как трудно любить и скрывать это.
Что же мне делать со своею любовью? Пытаться свести счеты с жизнью я больше не могу. Не знаю, почему. Нельзя сказать, что мне хочется жить, но и умирать я уже не хочу. Разлюбить Рому просто невозможно. А жить с этим я не могу. Я больше не могу так мучиться, я так устала плакать, мне так надоела безысходность. Я больше не могу держать все это в себе, мне так хочется все ему рассказать. Но я не смогу это сделать – позор будет на всю школу, уж он постарается. Да и бессмысленно стучать в закрытую навсегда дверь. Никакими словами не выпросишь любовь, когда ее нет.
Остается только смириться. Легко сказать, смириться! Для меня это сейчас самое трудное, что можно сделать в жизни. Так тяжело сказать «нет» своим чувствам, когда безумно любишь, когда сердце разрывается на части от невыносимой боли. Так тяжело расставаться с мечтой. Но это единственный выход.
Я не могу так мучиться всегда. Невозможно нормально жить со сломанной жизнью. А ведь мое сердце ошиблось всего лишь раз… И кто мне докажет, что я еще живу, когда моя душа умерла?
Надо же, ранена безжалостным купидоном как насмерть пораженная стрелком птица. Дала волю своим чувствам, и вот к чему это привело. И почему я полюбила именно Рому? Я не смогла противиться его обаянию, и жестоко наказана за это.
Надо расставить все по местам: он – небо, я – земля, и я должна знать свое место и не сметь мечтать быть с Ромой единым целым. Это не мой путь.
Но его глаза греют мне душу. Земля без Солнца была бы лишь мертвой глыбой льда, летящей в космосе. Так и я без Ромы не живу, а просто существую. И если я его больше не увижу, то весь мир для меня опустеет и не будет смысла жить.
Но я должна быть сильной, я должна его забыть, несмотря на то, что сама попытка причиняет боль. Это будет очень-очень трудно, но я должна это сделать, если хочу жить так, как раньше. Трудно сказать «Прощай!» - тому, чем я жила так долго. Не отдав долги прошлому, я не смогу начать строить будущее. Но я не хочу думать о том, что будет потом. Завтрашний день пугает меня своей неопределенностью и пустотой. Я хочу жить, ни о чем не жалея, так же, как раньше, пусть даже с неизгладимым отпечатком.

12

Я не знаю, сколько я пролежала в больнице, но мне показалось, что это длилось век. Дни были очень-очень долгими. Я даже не знала, что лучше: лежать в больнице или возвращаться в свою комнату, которая слишком о многом напоминала. Везде убивает этот плен в четырех стенах.
В больнице было очень скучно, но выписываться не хотелось, потому что я боялась жить дальше, боялась завтрашнего дня, боялась оставаться одна, потому что снова стану страдать.

И правда, после того, как меня выписали, первое время я целыми днями смотрела на то, на чем останавливались мои глаза, и думала о происшедшем. Оставаться одной в этой комнате после всего, что здесь произошло, было мучительно, но почему-то очень необходимо. Я часами почти неподвижно сидела в углу кровати, все пытаясь найти ответ на вопрос, который мне непосилен: «За что?»
Но пролетали недели, жизнь шла своим чередом, не спрашивая, хочу я этого или нет. Появлялись какие-то заботы, увлекающие собой мое внимание, и я постепенно стала возвращаться к нормальной жизни. Родители уже не боялись оставлять меня одну.
До начала учебного года оставалось два месяца. Я представила, что приду в школу и пойму, что больше никогда не увижу Рому. От этих мыслей я чувствовала какую-то пустоту в душе, и из-за этой пустоты я панически боялась идти в школу. Мне казалось, что я потеряла самого родного человека, которого знала с первого своего вздоха. Так говорит сердце, а на самом деле мы друг другу никто, абсолютно чужие люди.
Но если я опять увижу Рому, то все опять вернется, и я никогда не смогу преодолеть себя.
И я не могла решить, какое из этих двух зол лучше.
Но скоро стал проходить и этот страх. Ведь я словно пылинка в потоке жизни, несущемся в каком-то неизвестном направлении, и мне ничего не остается, как лететь вместе с этим потоком. Ведь если не так, то как иначе?

Раньше я не придавала особого значения слову «люблю», но после происшедшего поняла, как много оно значит. Я поняла, что значит любить по-настоящему. Также я поняла всю правдивость выражения «любовь в жизни одна…» Раньше я не могла представить, что так может быть: я думала, что хоть десять раз влюбись, чувства будут одинаковы как к первой любви, так и к десятой. Но я ошибалась. Это влюбленностей много, а настоящая любовь – одна на всю жизнь.
Я знаю, что больше никого и никогда не буду так любить.
Самое ужасное – я все понимала: понимала, что я ему не нужна, что я для него лишь пыль под ногами, что все посмеются над моими чувствами, потому что сами не способны на них.
И как же люди могут думать о славе, деньгах, власти? Ведь все это так ничтожно по сравнению с любовью. Все деньги мира ничего не стоят по сравнению с одним взглядом любимого человека. Но и я когда-то ценила совсем не те вещи, которые стоит ценить.
И как после всего, что я вынесла, можно верить в любовь? Где же любовь – смысл каждого дня? Ее нет! Ничего нет!
И я не могу понять, почему многие хотят влюбиться, когда это так больно?
Любовь – это когда ты словно узник, скованный цепью в и без того тесной комнате. И вот ты мечешься в четырех стенах и никак не можешь вырваться на волю. А цепь любви держит еще крепче стальной. И, будучи узником, ты мечтаешь о бескрайних просторах, тревожимых разве что легким дуновением ветра. Свобода – это там, где нет и никогда не будет любви.
Неужели для того, чтобы жить в этом мире, нужно ледяное сердце? Но я не могу быть такой, как все.
Теперь, когда я вижу влюбленных парочек, когда вижу, как им хорошо вместе, я отворачиваюсь, потому что не могу смотреть, как они счастливы. О, если бы мне хоть десятую долю их счастья! Но любовь обошла меня стороной.
А когда-то я могла любить весь мир так, как я его сейчас ненавижу.
Сначала я ненавидела Ромку за все, что произошло. Но потом поняла, что сама во всем виновата. В конце концов, должно же в жизни быть хоть что-то святое. И где-то в глубине души я все равно люблю его, только его. Рома навсегда останется в моем сердце сном наивной мечты. Мне нелегко это сказать, но пусть он будет счастлив с другой. Я искренне ему это желаю.
А я?.. В сердце у меня не осталось ничего, кроме пепла любви, эха от звона разбитых надежд и пустоты.
Страшно представить, что Рома и я будем жить каждый своей жизнью, что наши пути больше никогда не пересекутся, и между нами будет огромное расстояние и безответный вопрос: «Где ты?»
Я не могу представить своей жизни без Ромы. Как будто части меня не станет. И каждую ночь, засыпая, я буду думать, где он, как он, с кем он? Хотя я знаю, с кем.
Как же мне больно оттого, что в жизни Ромы не найдется места для меня.
Что со временем будет в их отношениях? Ведь она даже не представляет, что рядом с ней настоящее сокровище.
А я бы его любила, как бы я его любила… Но это счастье не для нас, а для них. И никому в будущей взрослой жизни не нужны старые сказки. А я хочу верить! Хочу, как во сне, бежать к нему на встречу, видеть в его глазах отражение нашего счастья и быть уверенной в том, что это счастье мы никогда не потеряем, и никто его у нас не отнимет. Я не хочу просыпаться и думать, что между нами непреодолимая стена, что между нами она.
Ну почему я – не она? Другое лицо, другой цвет волос, другая душа… И он любит ее за все это, в еще за то, что она – не я.
А как мне больно, когда я вижу Рому с ней! Своим видом он словно говорит: «Смотри, я счастлив. Вот она, моя девушка. Красивая, правда? Неужели ты не понимаешь, что тебе здесь нет места? Не в этой жизни. Уходи!»
Но вопреки всему я все равно буду любить Рому, и мне ничего не остается сделать, как смириться с этим и отпустить его. Тогда меня отпустит любовь, перестав мучить меня. Я буду свободна, смогу начать все сначала, буду встречаться с другими парнями. Вот только сердце свое я навсегда отдала Ромке. И оно в надежных руках. Я всегда буду принадлежать Роме, и только ему, а он об этом никогда не узнает.

Многие говорят, что Рома пропащий, что у него нет будущего. Но я чувствую, что это не так. Конечно, ведь для меня он идеал. Но я полюбила не только внешность, но и душу, которой не знала, но к которой тянулась, как к солнцу.
Увы, я никогда не узнаю, какой он, Рома. Рома… Как же больно мне слышать это имя. В моем представлении он навсегда останется красивым, добрым, классным. Одно я знаю точно – он никогда не будет любить. Никого.
Если бы мы были вместе, то это было бы неземное счастье. Но я этого не достойна. Любая достойна, а я – нет. Но я все равно его, хоть и не с ним.
Жаль, что в его сердце для меня навсегда закрыта дверь. Но если бы у нас что-то получилось, могло бы быть еще больней от расставания.
Рома осветил мне жизнь, и он же сломал мне ее. Меня окрылила мечта, и я по неопытности взлетела слишком высоко. А когда мне опалили крылья, то было очень больно падать.

Когда я думала, что Рома – само воплощение совершенства, то готова была взлететь за ним несмотря на то, что мне не позволяло это мое существо. А, узнав, что он пропащий, я была готова за ним кинуться в пропасть, отказаться от всего и погубить свою жизнь. Когда-то мне было все равно, что и как, главное, что все это только с ним. Даже ад показался бы мне раем, если бы Рома был там.
Но несмотря ни на что, в глубине души я буду ждать его. Я не знаю, как долго, может, всю жизнь я буду ждать заранее обманутыми надеждами. Пройдут года, он будет уже совсем другой, да и я буду уже совсем не та маленькая глупая девочка.
Вся беда в том, что я слишком рано повзрослела, слишком рано покорила недоступную моему детскому возрасту высоту чувств, которая недоступна многим людям до конца жизни. После всего происшедшего я будто стала старше на целую жизнь. Нельзя жить одной лишь мечтой и идти наповоду у своих чувств. Пока мы дышим своими иллюзиями – мы пытаемся не утонуть в плену судьбы, отчаянно цепляясь за воздух.

Смиряясь, я стала возвращаться к своей прежней жизни. Я так отвыкла от своих прежних занятий, что мне становилось плохо при мысли о том, что моя жизнь станет прежней. И в ней опять не будет Ромы.
Чтобы хоть чем-нибудь себя занять, я стала читать книги своих единомышленников, живших сотни лет назад. Но глаза несколько раз пробегали одну и ту же страницу, а мысли мои были где-то далеко.

13

В середине июля родители заставили меня уехать в лагерь. Надеюсь, он отвлечет меня от тяжелых мыслей, ведь даже такой огромный город, как Москва, стал для меня тесен.
И вот, я в поезде, еду в Адлер. Но от любви никуда не убежишь, она в твоем сердце, а километры, что отделяют тебя от любимого человека, делают еще больней. Ведь вся твоя душа там, где живет он. И пока твоя душа не с тобой, ты не увидишь свободы.
Я уезжаю, и мне кажется, что я теряю шанс, шанс на то, чтобы мы были вместе. Но я то знаю, что этого шанса никогда не было.
Эх, Рома, как же ты далеко! Между мной и тобой долгая дорога. Но настанет долгожданный день, и я вернусь туда, где ты меня не ждешь.


И вот, я в первый раз на юге. Стройные кипарисы, забывшие, сколько им лет, высокие горные хребты, освещенные палящим южным солнцем, широкие украинские просторы, синее море, волны которого словно шепчут легенды старины. Адлер – словно маленький сказочный островок детства в океане будней большого мира.
Город понравился мне своей атмосферой детского счастья, золотистым песком и лазурным морем, искрящимся от солнечных лучей.
Лагерь мне не понравился своим строгим распорядком и, как позже выяснилось, однообразием. Я ценю свободу, как и Рома.
Я подружилась с девчонками из корпуса и почти не вспоминала о Роме, дни стали проходить быстрее.
По вечерам у нас были дискотеки. Музыка была замечательная, и я с упоением танцевала, вкладывая движение в каждую ноту. И все бы замечательно, но… Когда все начинали танцевать медленный танец, я стояла в стороне, как всегда. От обиды просто слезы наворачивались на глаза. Ах, как же мне хотелось особенно тогда любить и быть любимой. Так больно смотреть на влюбленных парочек, стоя в одиночестве где-то в стороне. Это все равно что стоять осенней ночью в тоненьком ситцевом платье, под ливнем, когда еще дует пронизывающий насквозь ветер, дрожать, и, изнемогая, смотреть в окно, где люди сидят в теплой светлой комнате, смотрят телевизор и пьют горячий чай.

14
Наконец-то закончилась смена, и вот уже последняя дискотека. Я ужасно не хотела на нее идти, но подруги уговорили меня. И не зря.
В этот раз я не стояла в стороне, а всю дискотеку танцевала с симпатичным парнем. Его зовут Егор. Оказывается, мы живем в одном районе, и у нас много общего. Он на год старше меня, недавно расстался со своей девушкой.
Провожая меня с дискотеки, он предложил мне стать его девушкой. Это было так неожиданно… Я решила подумать над этим и завтра сказать ему ответ: да или нет.

И вот наступила темная южная ночь, каких не бывает в Москве. Все, что было днем, теперь растворилось в ее сумраке. Все звуки поглотила оглушающая тишина.
Я не могла уснуть и стала думать о Егоре. Он классный, симпатичный, добрый. Год назад я бы без раздумий сказала «да», но сейчас… Я знаю, что мне никогда не быть с Ромой, что жизнь продолжается, но все равно мне нужен только он один. Почему же сквозь расстояние и время я все так же ему верна?

15


День отъезда, как же долго я его ждала! Утром я встретила Егора. В ответ на его вопрос мои глаза сказали «да», все мое существо говорило «да», но губы почему-то упрямо прошептали «нет». Тогда он предложил быть просто друзьями, и я с радостью согласилась.
После своего отказа я чувствовала какую-то вину перед Егором. Сама не знаю, почему.

В поезде мы почти всю дорогу сидели вместе и смотрели в окно на пшеничные поля, обширные зеленые пастбища, леса, что-то скрывающие за своими густыми ветвями и мохнатыми лапами елей – преодолеваемые поездом километры.
Просто друзья… Надо ли больше? Да, но не сейчас. А потом будет поздно. Как глупо быть верной тому, кому я не нужна. Я хочу забыть свое прошлое, закрыть глаза и сказать, что ничего этого не было, начать жизнь с чистого листа. Все, что нас связывает с Ромой – тонкий шрамик на запястье.
Рома – прокуренные подъезды темных ночей, и ничего личного. Егор – тепло объятий нежных рук. И почему никто не может заменить Рому?

16
Певец знавал любви живые упоенья,
И я приду сюда, и не узнаю вас,
О струны звонкие!
(М.Ю. Лермонтов)


Открывая глаза, я подумала, что сейчас придет вожатый будить нас. Как же я обрадовалась, когда увидела, что я дома.
Сегодня 31 августа. Как же быстро пролетело лето! Завтра уже в школу.
Позавтракав, я позвонила Маше. Никто не подошел к телефону. Тогда я пошла гулять одна, чего обычно не делаю.
Иду по той же дороге, которая чуть не стала последней в моей жизни. Настроение замечательное! А когда-то я шла по этой дороге, едва сдерживая слезы. Даже не верится, что от этого кошмара в душе остался лишь смутный отголосок, что я смогла себя преодолеть.
Как мало времени прошло! Всего три месяца. А меня бы могло сейчас уже не быть. И за что мне все это? Ведь я никому ничего плохого не сделала. Я всего лишь любила… Искренней, светлой, чистой любовью.
Хотя Рома прав: рожденный ползать летать не может. Но разве сейчас это имеет значение? Я уже совсем другая. Все прошло, но я никогда не забуду то время. Просто весь этот спектакль окончен, и мне больше не нужно играть эту непростую роль трагика в театре жизни. Нет ничего драматичнее, чем умирать от любви. Карты биты! Просто всю жизнь мы встречаем и теряем дорогих нам людей. Рано или поздно… Но иначе почему-то не бывает. Поэтому нужно успеть оценить этих людей, пока они рядом. И не надо переживать, у Бога все встретимся снова.
О чем мне теперь жалеть? Все прошло. Пусть Рома будет счастлив в своей правоте, пусть никогда не вспомнит обо мне. Прощай, моя любовь. Мои чувства остыли от дыханья времени.
Пройдут года, в стенах моей школы будут другие интриги, а мое прошлое канет в вечность и останется для меня легендой молодости. Пыль покроет своей сединой парту, за которой я когда-то рыдала. А четыре молчаливые стены будут со спокойствием камня хранить все, чему невольно были свидетелями.
И только тень воспоминаний сможет перенести меня в былой плен собственных чувств.
Как же я мечтала о Роме! Сколько страданий я вытерпела. Но ничто во вселенной не может длиться вечно. И все же где-то в глубине души я чувствую, что мне чего-то не хватает. Будто я потеряла часть себя. Говорят, что все проходит. Да, но иногда что-то все равно остается.
Все же жизнь без любви – это не жизнь, а пустое бессмысленное существование. А быть может, я уже настолько привыкла мучиться, что это стало частью моей жизни? Боль, в отличие от радости, не забывается никогда.
Но зачем тревожить старые раны? Зачем, свернув с полдороги, бежать назад, за прошлым, которое уже потеряно? Жизнь не перемотаешь назад, как киноленту. Время расставит все по местам. Время лечит, пусть медленно и иногда фальшиво.
Но теперь моя жизнь не в его руках, а в моих. А это значит, что теперь я могу все.
Оглядываясь на прошлое, я вижу, что причиной всех своих страданий была я сама.
Весь этот мир я готова была потерять из-за Ромы. А кто он такой, чтобы меня всего этого лишать?


17
Прозвенел будильник. Сегодня первое сентября. Я встала и подошла к окну. Погода хорошая, на небе ярко светит солнце.
По дороге в школу я немножко волновалась. Мне всегда кажется, что я не найду свой класс.
Но свой класс я нашла очень быстро. Наши девчонки рассказывали о том, как провели лето. Я рассказала о лагере, но про Егора не сказала ни слова. Алина стала описывать каждый свой день в Анталии.
От скуки я стала смотреть по сторонам и… увидела Рому. Сердце больно кольнуло, словно бы в него вонзились тысячи ножей. Ко мне на мгновение вернулось то ужасающее чувство безысходности, которое я чувствовала в конце прошлого года. Рома обернулся. Я виновато опустила глаза.
Мне стало не по себе. Лучше бы он ушел из нашей школы. Но если бы он ушел, я бы тоже расстроилась. Странное чувство, когда не знаешь, чего хочешь.
Началась линейка. Я погрузилась в свои мысли и не замечала, что происходило вокруг. Мне стало страшно: вдруг мои чувства к Роме опять вернутся. Но нет, я не позволю себе оглядываться на прошлое, буду идти вперед, с каждым днем все больше отдаляясь от Ромы. Трудно расставаться с мечтой только из-за того, что так нужно.
Меня подтолкнули сзади, я опомнилась и увидела, что наш класс заходит в школу.
На первом в этом году уроке учительница что-то рассказывала, но я витала где-то в облаках и ловила себя на том, что опять думаю о Роме.

18
Этот учебный год пролетел быстро, но за это время я изменилась так, как не могла измениться за несколько лет. Эти перемены отразились во всем, но, что самое главное, я стала жизнерадостной.
Еще осенью я перестала обращать внимание на Ромку., будто его нет и никогда не было. Просто мы уже стали другими и по-прежнему не нужны друг другу.


Стрелки часов день за днем проходили свой вечный круг. И сейчас снова май. Другой май, совсем не тот, что в прошлом году. За всю эту бесконечность страданий я спокойна, хоть по-прежнему без Ромы. Сегодня я читаю все письма, что писала ему, чтобы потом сжечь их и навсегда распрощаться с прошлым.
«… тебе никогда не узнать того, что я чувствую. Скажу просто, что я люблю тебя и надеюсь, что ты не упрекнешь меня за это, поймешь меня и не будешь мучить своими насмешками. Я столько выстрадала, но я не виню тебя в этом.
Быть может, ты простишь меня за то, что я не такая, какую бы тебе хотелось. Просто знай, что для тебя я могу стать любой, только бы ты любил меня.
Все годы своей жизни я прожила только для того, чтобы найти тебя. А найдя, я не хочу снова потерять тебя навсегда. Я все могу отдать за тебя. Я готова дорасти до твоего совершенства или сойти за тобой в пропасть. Просто я твоя, жестокий мой ангел. Я готова пожертвовать своей судьбой, хоть ты никогда не оценишь это и не поймешь мою преданность и вечную, безграничную любовь, которая способна преодолеть все преграды, если она нужна тебе.
В твоих глазах я пытаюсь отыскать надежду, но что можно отыскать в чужих глазах, которые ничего не выражают? А меня все больше затягивает в эту бездну.
Что-то есть в тебе, что так невообразимо притягивает. Но я не могу понять, что именно. Ты как небо: высокое, недостижимое. Видно, мне не дано дотянуться до звезды.
Ты играющий судьбой, тебе не нужна любовь, тем боле моя. Тебе смешны чувства. А что остается делать мне? Как прикажешь мне тебя забыть, когда сама попытка причиняет боль? Мое сердце в твоих руках. Я не могу думать о будущем, я думаю лишь о тебе.
Когда я тебя вижу, сердце замирает и все становится неважным и вообще исчезает. Мне дорога каждая такая минута. Но ты так и не смог прочитать во взгляде мои мысли.
А почему именно ты? Как ни пытаюсь, я не могу ответить на этот вопрос.
Видимо, мы с тобой навсегда останемся друг другу чужими. Но я тебе искренне желаю только счастья. Пусть тебя согреют нежные руки другой девушки. Люби и будь любимым. Мне не легко это сказать, но пусть будет так. Так лучше для нас.
Но если тебе будет одиноко или твоя девушка тебя обманет (не дай Бог), просто вспомни обо мне, и я тебя услышу. Даже если не было бы слов, я все равно почувствовала бы все, что ты хотел бы сказать. Просто потому что я люблю тебя. Воспоминание о тебе всегда будет вызывать у меня самые теплые чувства.
И не стоит думать обо мне. Да ты и не будешь, я то знаю. Пройдут года, время разведет нас по разным дорогам, совсем чужих друг другу людей. Нам не дано предугадать, что ждет нас впереди, но я то знаю, что все у тебя будет хорошо. Я за все тебя благодарю: за все, что было, и чего не было».
Я сжигаю эти письма, которые совсем не собиралась ему отправлять, а писала просто, для себя. Смотрю как огонь, все больше разгораясь, превращает всю мою любовь, все мои надежды, все, чем я жила, в никому не нужный серый пепел, который ветер уносит вникуда. И я уже сама не знаю, что уносит с собой этот пепел, что за слова сгорели вместе с бумагой. А всего лишь минуту назад на этом пепле, что развевается у меня сейчас под ногами, было написано все, чем я жила. Все уносится ветром, словно временем.
И Рома никогда ничего не узнает. И не вернуть нам прошлую весну. Да и зачем? Видимо, наше счастье находится где-то на другой стороне луны, которую невозможно увидеть с Земли уже несколько миллионов лет.
А вот и глупые стихи, про которые я уже совсем забыла. Читаю и не верю, что это писала я.

Умирая, я буду думать о тебе,
Пока последняя капелька жизни бьется во мне.
Больше я не верю в чудеса,
Понимаю, быть с тобою мне нельзя.
Умирая, я буду шептать:
«Я всегда была лишь твоя»,
Знаю, скоро не буду страдать,
Просто без боли смогу любить тебя.
Я буду ветром ночным тебя обнимать,
И теплым дождем тебя целовать,
Снежинкой растаю на твоих губах,
Лучиком света растворюсь в твоих руках,
А став падающей звездой,
Летящей всегда за тобой,
Буду все твои желанья исполнять.

***

Я всегда буду ждать тебя,
Хоть ты и не любишь меня,
Я всегда буду лететь к тебе –
Самой далекой моей звезде.
Пролетают года,
Но я не буду нужна тебе никогда.
Ты – мой свет в окне,
Таких, как ты, больше нет нигде.
Я не буду нужна тебе никогда,
Но я все равно буду ждать тебя всегда.

***

Только когда сердце перестало биться,
Я забыла, что смогла в тебя влюбиться,
Небо забрало мою любовь,
Когда холодной стала моя кровь.
Я только что была, меня уже не стало…
Уходя из жизни, я только одно потеряла,
Только одно – возможность видеть тебя,
Это было счастьем и мученьем для меня.
Я больше никогда не услышу
До боли родной голос твой,
Зато я больше никогда не увижу,
Как ты счастлив с другой.
Ты никогда не узнаешь,
Какую любовь потерял,
Ты даже не представляешь,
На что ты ее променял.
Если ты это поймешь,
То меня уже не вернешь
И никогда не узнаешь,
Что любви своей не скрывая,
Я теперь бы была другая…
Но ты ничего не узнаешь,
Никогда ничего не поймешь,
Но знай, такой, как я,
Ты больше нигде не найдешь.


***

Я смотрю в твои глаза,
Словно в бездну,
В них одна пустота
Не оставляет ни капли надежды.
Как наркотик в наркомане
Голос твой в душе моей,
Но жить нельзя в самообмане,
Не суждено мне быть твоей.
Но вновь прошу:
«Не уходи!» -
Хоть знаю, нам не по пути.

***

Только при взгляде твоем
Я как снежинка таю,
Почему тебя так сильно люблю?
Я сама не знаю.
Когда тебя я вижу,
Сердце замирает,
Когда тебя я вижу,
Голос пропадает.
Я в мыслях теряюсь,
С каждым днем все больше в тебя влюбляюсь
И не думаю ни о чем,
Все, кроме тебя, ни при чем.

***
Снова окунусь в свои мечты,
Только в них со мною рядом ты.
Больше не польется моя кровь,
Хоть и дальше будет жить моя любовь.
Я, как и прежде, буду тебя ждать,
Просто больше не буду без тебя страдать,
Буду снова о тебе мечтать,
Тихо во сне твое имя шептать.

***
Я тебя так же ищу,
Как Эсмеральда ищет Феба,
Я тебя так же люблю,
Как Джульетта любит Ромео.
Сердце мое разгорается
С каждой минутой сильней,
И мне все больше кажется,
Что нет ничего больней.
Нет ничего больней,
Чем прожить всю жизнь без тебя,
Нет ничего сильней,
Чем любовь к тебе моя.
Как же везет Эсмеральде,
Которая Феба нашла все же,
Только повезет ли мне тоже
Найти тебя, любовь моя?
Не найду я тебя, любовь моя,
И со мной останется только боль моя.
Остается лишь только мечтать,
Только мечтать и тебя искать,
Где бы ты, любимый мой, не был.

***
Пока мое сердце бьется,
Каждый твой вздох во мне отзовется.
Пока я дышу,
Я не думать о тебе не могу.
Ничего мне не сможет помочь,
Без тебя мне просто невмочь.
Скоро я уже умру,
Но ты об этом не узнаешь,
Как же я тебя люблю,
Жаль, об этом ты не знаешь.
Ты меня не услышишь,
Дже если закричу,
Ты меня не пожалеешь,
Даже если я умру.

***
Я навсегда твоя,
В твоих руках судьба и жизнь моя.
Я рождена для того, чтоб твоею быть,
Чтоб сильнее всех во вселенной уметь любить.
Я давно твоя,
Еще до того, как случилось нам повстречаться,
И не умрет никогда любовь моя,
В этом можно не сомневаться.
Я принадлежу тебе, и больше никому другому,
Неужели ты не веришь мне,
Разве можно не верить такому?

И стихи постигла та же участь, что письма.
Уже поздно, пора ложиться спать, ведь завтра выпускной!

***

Надо мной ясное небо, а облака густо клубятся где-то вдали, за горизонтом. Солнце отражается в каждой капельке накрапывающего дождя, словно тысячи маленьких кристалликов падают с неба. Город где-то внизу, в стороне, и его шумная суета почти не доносится сюда. Легкий ветерок словно подхватывает меня, будто увлекая за собой в неизведанную даль.
Я на крыше, осторожно иду по разбитому прозрачному стеклу, хоть знаю, что оно не может меня поранить.
Осколки стекла рассыпаны не по всей крыше, но почему-то я хожу именно по ним. Я иду по разбитому стеклу, словно по осколкам прошлого. Будто свобода пролетает над давно забытыми, словно чужими, муками. Я чувствую себя птицей, выпущенной из клетки, которая теперь может лететь, куда пожелает.
Я обернулась, и замерла от неожиданности. Рома…
Я хотела спросить, что он здесь делает, но почувствовала, что лишние вопросы ни к чему. Я словно знала ответ на все, что хотела знать, и просто молча смотрела на Рому уставшим взглядом.
Он подошел ко мне. Я все так же устало и равнодушно смотрела в его небесно-голубые глаза.
- Прости меня, - едва слышно сказал он.
- За что?
_ Ты знаешь, - шепотом ответил он, нежно проведя ладонью по тоненькому шраму на запястье.
- Я давно уже простила, - чуть слышно ответила я, уже не в состоянии сдерживать подступающие слезы.
- Не надо, не плачь, - прошептал Рома, нежно обнимая меня.
- И ты меня… тоже…прости…
- Что за глупости? Ты ни в чем передо мной не виновата.
Я тихо плакала, облокотившись на его плечо, и хотела лишь одного – чтобы этот миг длился как можно дольше.

19
Прозвенел будильник. Я, не открывая глаза, нажала на кнопку и уткнулась носом в подушку. Но как я ни старалась, заснуть я больше не могла.
Сегодня выпускной. Волшебный день, который я ждала с первого класса. Помню, какой я в детстве себя представляла: взрослой, красивой, в пышном белом платье, с лиловыми цветами. И этот день наступил, но у меня нет ни пышного платья, ни цветов.
За девять лет я всего лишь стала старше на девять лет. Но за прошедший год я стала старше на жизнь. За год произошло столько перемен во мне, сколько не произошло за девять лет. Это словно прыжок из сна в реальность. И до этого года я все не могла никак проснуться.
В детст

Опубликовано: 27.09.2007 Просмотров: 17811
Раздел: Проза о любви

Комментарии

Показано 10 из 16

Показать предыдущие 10 комментариев


Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

2003-2021 © LoveHelp.ru
Использование материалов сайта возможно только с указанием активной ссылки LoveHelp.ru