Последняя часть потерянной Атлантиды



Румынская командировка супруга подходила к концу, когда он радостно сообщил, что придумал новое путешествие. Оказывается из Бухареста до Ла-Валлетты можно долететь всего за 10 евро.
– До Валлетты? А где это? – поинтересовалась я, желая узнать, куда нас снова несёт нелёгкая.
– Столица Мальты, – ответил муж, – неужели никогда не слышала?!

Мальта, так Мальта! И что мне известно о Мальте? Крошечное островное государство рядом с Африкой, где Горбачёв подписал соглашение с американцами; Мальтийский Орден, выдающий себя за отдельное государство; Павел I – великий магистр и протектор Ордена. Вот и всё, пожалуй, остальное посмотрим…
.
Судя по внешнему виду попутчиков, которых мы встретили в бухарестском аэропорту, народ летел на Мальту совсем не отдыхать. Я специально прошла между рядами пассажиров – слышалась только румынская и итальянская речь, в одном месте как будто бы сербская. Из наших никого не вычислила.

В очереди на посадку муж обратил внимание на удостоверения личности двух женщин, стоявших перед нами – там был изображён бело-зелёно-красный болгарский флаг. Решив, что с болгарками можно поболтать по-русски, заговорил с ними и не ошибся. Женщины рассказали, что друг другу они приходятся свахами, летят к детям, которые живут и работают на Мальте, русский язык знают, потому что учили его с четвёртого класса в школе. Одна из них припомнила, как гостила у подруги матери в 1986 году в Москве, а вторая сообщила, что в Варне, откуда они родом, у Филиппа Киркорова есть дом.

Мы тоже рассказали о том, что неоднократно бывали в Болгарии, любим эту страну, а моя подруга Даниэла, с которой я дружу много лет, из Велико Тырново. Короче, обменялись любезностями.

Полёт наш длился совсем недолго, поэтому мы даже не успели его ощутить. Дело в том, что когда находишься в воздухе по 10-12 часов и летаешь по 30 раз в год, то уже теряешь всю остроту ощущений и воспринимаешь короткие перелёты не более романтично, чем поездку на трамвае или в метро.

Выйдя из аэропорта, мы направились к автобусной остановке и прочли на табло, что маршрутный автобус должен подойти через сорок восемь минут. Можно было не спешить, тем более, что в городе Слима, где муж зарезервировал номер в гостинице, нас никто особо не ждал. Но тут к нам подошёл пожилой таксист и предложил поехать на чёрном такси. Чем чёрное такси отличается от белого или жёлтого и какого цвета на Мальте вообще такси, мы, конечно, не знали и потому спросили, что же это значит? Мальтиец ответил, что белые такси – это бандитос, а он возьмёт всего 20 евро и не станет мошенничать. Надо соглашаться!

По дороге Антонио, так звали таксиста, первым делом спросил: вы румыны? Узнав, что русские, тут же начал выдавать: “здравствуй”, “до свидания”, “картошка”, “верблюд”, “таракан”, а потом и вовсе сообщил, что его жена из Санкт-Петербурга, зовут её Маша, познакомились они в Эрмитаже, когда железные занавес пал и появилась возможность ездить в СССР.

Похвалился, что у него трое детей и ему 60 лет (в этом я как заядлый физиономист усомнилась, выглядел он скорее лет на 70). Потом рассказал о том, что папа-Буш и Горбачев (мне хотелось уточнить “и мама-Горбачев”) встречались именно на Мальте и стал рассуждать о том, что вдове Ельцина хорошо бы соединиться с вдовцом Горбачевым, нечего им поодиночке свой век доживать…

Спросил, как меня зовут и сразу же сократил моё имя до Окси, а его предложил называть Антоном. Позднее я узнала, что у Антонио была женщина по имени Оксана, которую он называл Окси-Фокси. По-английски Антонио говорил, как иностранец и было ясно, что выучил он его не в детстве, хотя на Мальте два государственных языка – мальтийский и английский.

Мальтийский, Антонио назвал семитским языком, близким к магрибскому диалекту и начал приводить примеры использования арабских слов в мальтийском языке, рассказал про Рабат и Мдину, что находятся неподалёку от Валлетты (для меня эти названия звучали как марокканские).

Затем он с гордостью поведал нам о том, что Абрамович купил здесь замок. Муж со смехом добавил, что не удивился бы, если б Рома купил у них весь остров. На что Антонио обиженно ответил: “Мальта – не девка, чтобы ей продаваться!”

Мы въехали в город, когда Антонио, попутно болтая и угощая нас шоколадными конфетами из большой банки, набрал номер телефона и попросил сказать Джулии комплимент в его адрес (у меня возникло ощущение, что таксист немного не в себе, до того он был эмоционален и разговорчив). Кто такая Джулия, я тогда не знала, но трубка уже была у меня в руках.

“Добрый вечер, Юлия, – проговорила я, догадавшись, что Джулия на самом деле Юлия, – тут Антонио развлекает нас байками и сообщил мне, что Вы говорите по-русски.” “Да, он всегда так делает, – ответила Юля, – потому, что как женщина ужасно любит комплименты.” “Если у Вас есть время и желание можно было бы встретиться и пообщаться. Я пишу рассказы о путешествиях и думаю, у нас найдутся общие темы,” – предложила я. “С удовольствием, – согласилась Юля, – я на Мальте 12 лет и мне есть о чём рассказать.”

Я была в полном восторге от такой новости! Антонио совершенно неожиданно преподнёс мне великолепный подарок в виде знакомства с Юлей! Уже по её голосу стало ясно, что это молодая и красивая девушка. Я спросила у Антонио, а сколько лет Джулии? Он ответил – где-то 40. И тут же добавил, что у Маши заболела мама и она уехала обратно в Питер, поэтому теперь у него Джулия. Он вообще любит русских женщин, они приятные и умные, не сравнить с англичанками или немками. А если им покупать то, что они хотят, то русские женщины всегда довольны и мужчинам с ними комфортно!” Ага, вот почему мальтийские женихи так охотно ищут невест среди наших!

Возле отеля, на прощание, Антонио поцеловал меня в щечку, вручил визитку и сказал, что любит блондинок. Про деньги за поездку, воодушевленный знакомством, он вообще забыл. Хорошо, что я вспомнила и отдала ему причитающуюся сумму. Граци! По-мальтийски “спасибо” звучит почти так же, как по-итальянски.

***
Спали мы отлично. Отель оказался в первой линии и панорамные окна комнаты выходили прямо на море. Через них открывался изумительный вид на крепость. Шторм превратил водное пространство в бушующую стихию, которая гипнотизировала своей энергетикой и мощью. Можно было часами смотреть как грозовые тучи сходятся и расходятся, небо хмурится и светлеет, а вода меняет свой цвет и настроение. Здесь я впервые услышала настоящую песню моря, ту самую, которую мы едва улавливаем в больших ракушках, когда подносим их к уху. http://youtu.be/LMSnYWMK0BE

Ближе к обеду ветер в очередной раз разогнал тучи и мы вышли на улицу. Города Мальты жмутся друг к другу так, что порой даже непонятно, где заканчивается один и начинается другой. Можно, совершенно не пользуясь наземным транспортом, пройти всю Мальту пешком, ведь площадь страны равна среднему российскому городу. Впрочем, и численность населения архипелага невелика – на двух главных островах зарегистрировано менее полумиллиона жителей, а на Комино, говорят, всего 4 человека.

Тут и вправду далеко не разбежишься – в какую бы сторону ни направился, всегда выйдешь к морю! Автобусный билет, который действует в одном направлении в течение двух часов, стоит 1,5 евро. По нему, пересаживаясь с автобуса на автобус, можно за час с небольшим проехать всю страну! Островная карликовость моментально бросается в глаза – это страна маленьких машин, кафешек и магазинчиков. Муж где-то вычитал, что раньше на Мальте водились даже карликовые слоны и бегемоты.

Помимо островной карликовости, отличительной чертой мальтийских городов является их каменная упаковка, которая временами дарила мне ощущение дежавю: на какой-то миг я перемещалась то в Турин, то в Монте-Карло, то в Канны. Однако однотонные трехэтажные дома из песчаника и деревянные балкончики, выкрашенные в зелёный, синий или бордовый цвета, делали страну узнаваемой и возвращали к реальности. Я бы не сказала, что они добавляли ей очарования и шарма, как написано в туристических брошюрах, но своя изюминка в них всё-таки чувствовалась. Переделывать или удалять эти балконы хозяева домов не имеют права – они являются визитной карточкой Мальты!

Приглядевшись к мальтийским балконам, можно заметить, что на них стоят один, два, а то и три бидона. На самом деле, это газовые баллоны, просто они такой непривычной для нас формы. Газ на Мальте только привозной и во избежание неприятностей баллоны держат вне квартир и домов.

Крошечная Мальта по определению не могла в прежние века сохранять самостоятельность и регулярно переходила из рук в руки. «Лучше открыть дверь, чем ждать, когда её сломают» – гласит старая мальтийская пословица. И если арабское, итальянское и французское влияние исподволь проявляется в языке, обычаях и национальной кухне, то английское выражается явно – в левостороннем движении. Как и в Японии, мы постоянно путали сторону и шли навстречу прохожим, осознавая, что привычка – вторая натура и победить её не так-то просто.

Отмечу, что мальтийская еда успела меня удивить: во-первых, очень вкусные пирожки с разной начинкой. Допустим, как вам такая смесь: мясной фарш, крупно порезанная морковь и зелёный горошек? Или чечевичная паста и шпинат в разных сочетаниях? Во-вторых, это кислые супы! Например, куриный или рыбный суп с лимонным соком и рядом на тарелочке ещё долька лимона. Необычно, согласитесь?!

В число заранее запланированных мест входила территория Мальтийского Ордена, которую мы посетили во второй день нашего пребывания на острове. Форт Сант-Анджело оказался обычной крепостью в городе Биргу – стены, бойницы, пушки… Никаких признаков другого государства я не заметила и в свою коллекцию стран решила его не добавлять. Каменное укрепление с моря окружали яхты, которые абсолютно не впечатляли, а лишь снова напоминали об имущественном неравенстве, царящем в мире.

Так бы и не осталось от этой поездки никаких воспоминаний, если бы не одна развеселившая меня история: мы гуляли по крепости и вдруг на расстоянии метров тридцати супруг увидел японку, стоящую к нам спиной. Я не могла поверить, что у мужа такие экстрасенсорные способности и он может моментально идентифицировать японцев (на таком удалении я была не в состоянии даже распознать мужчина это или женщина, не говоря уже о том, чтобы понять европейка это или азиатка). Тогда он предложил мне заговорить с ней и попросить сфотографировать нас. Для проверки я подошла к женщине и сказала по-японски: “коничева” (добрый день). Женщина аж подпрыгнула от неожиданности, она никак не думала, что на Мальте её кто-то узнает! Мы посмеялись, сфотографировались вместе и пошли дальше.

***
Юля с Антонио подъехали на чёрном “Рено” к отелю почти в условленное время. Их машину я сразу заприметила – эффектная девушка с рыжими волосами, в тёмных очках, закрывающих пол-лица, с ярко-красными губами моментально привлекала внимание.

Мы уже устроились на заднем сидении, когда Антонио стал рассаживать нас по-своему: я села за Джулией, а это неправильно, нужно садиться за ним, т.е. по диагонали, чтобы разговаривать было удобнее. Пересели. Поехали.

Перед тем как отправиться в ресторан, заехали в бар за сигаретами (за рулём Антонио дымил без остановки). В это время оттуда вышла бомжеватого вида пожилая женщина, которой мальтиец крикнул: “Привет! Ты меня узнаешь?! Ты всё ещё пьёшь виски?”– “Теперь меньше, – ответила бабуля, – всего три бутылки в день!” Антонио сказал, что знает эту богатую даму из Финляндии давно, она всегда приезжает в зимнее время на остров.

Я стала расспрашивать Юлю о её жизни и та легко поведала мне свою разухабистую и одновременно грустную историю: после Оранжевой революции девушка из благополучной семьи (родители врачи, школу закончила с золотой медалью), студентка 4 курса прилетела на Мальту подучить английский язык (её любимый мужчина сказал ей тогда, что одним Майданом всё это не закончится и с Украины надо валить). Дискотеки, новые друзья, алкоголь, наркотики увлекли её так, что просрочив визу, она осталась в стране нелегально. Мальта казалась лучшим местом на земле, где можно было шикарно проводить время.

А дальше жизнь понеслась в череде тусовок, пьянок и кокаина. Рождение ребенка, отец которого в скором времени умер от передозировки, ничего не изменило. Последующее замужество лишь позволило ей получить мальтийскую фамилию и легально находиться на острове (официально Юлия до сих пор в браке, её паспорт хранится у супруга).

Элитное общество постепенно сменилось дном. Теперь Юля живёт у 72-летнего Антонио, только потому что тот помогает ей выжить. С её алкогольно-наркоманским багажом, без пособия по безработице (она ни дня не работала на Мальте, поэтому ничего не получает), девушку ожидают две сложнейших операции на позвоночнике и на сердце. Двенадцать лет сумасшедшей жизни так подкосили её здоровье, что теперь Юля вынуждена носить корсет и почти не выходит из дома. Подруг нет, всё общение – фейсбук и кошка Пандора. На родине не была уже 3,5 года, дочь воспитывает бабушка.

Антонио тоже не получает пенсию, но он обещает Джулии оставить в наследство всё имущество (Джулией звали его покойную сестру и ему нравится так называть девушку). По дороге Антонио признался, что на Мальте нет ничего хорошего, кроме Джулии. Но в это время, как нарочно, Юля успела провиниться – случайно уронила в машине горящий уголек от сигареты и прожгла обивку. Разозлившийся Антонио начал ворчать ещё возле рыбного рынка в Марсашлокке, а в ресторане разъярился до такой степени, что дважды ударил её по лицу и грозился сегодня же выгнать из дома!

Да, некоторые люди совершенно не в состоянии сдерживать свои эмоции, причём как положительные, так и отрицательные. Милость и гнев у них могут сменяться очень быстро… Ещё вчера мужчина купил женщине шубку, пятнадцать минут назад говорил, что она самая большая ценность, а сейчас почти готов её убить! В конце-концов он успокоился и принялся молча есть, периодически доставая требованиями только официантов, которых учил как надо работать. А мы тем временем смогли спокойно поговорить.

Юлия рассказала, что жители Мальты очень религиозны и для них характерна семейственность, несмотря на то, что при этом большие индивидуалисты. Антонио совсем нетипичный представитель мальтийцев и вообще их не любит, считает примитивными. В стране сильная социальная система: выплачиваются пособия на детей, все студенты получают стипендию, нуждающимся предоставляется социальное жильё.

Кстати, на Мальте заботятся не только о людях, но и о кошках: для бездомных животных построены кошачьи приюты. Признаюсь, я нигде ничего подобного не видела – целые кошачьи кварталы с кафешками, где они могут питаться. Тоже отличительная черта страны!

Мальта – единственное государство Европы, вынужденное очищать морскую воду, т.к. на островах нет постоянных рек и естественных озёр. Юля и Антонио пьют только бутилированную воду, привезённую из Италии, которая дороже обычной, но зато вкуснее и полезней.

В происхождении мальтийского вина Юля усомнилась, показав нам два виноградника с белым и черным виноградом. При этом она задала риторический вопрос: откуда могут взяться миллионы литров вина, когда винограда тут раз-два и обчёлся?! (Я читала, что на крошечной Мальте расположены 70 винных заводов!)

Интересно, что курение в общественных местах на Мальте запрещено и пачка сигарет стоит достаточно дорого – 5,5 евро, только людям всё нипочём. Юля рассказывала, что курила даже в больнице, хотя штраф 500 евро, но ей ничего не было, она «своя», в последний раз ей пришлось пролежать там несколько месяцев...

Возвращаясь из ресторана, Антонио остановил машину неподалёку от танкера, который стоял в бухте. “Это самая большая головная боль мальтийцев, десятикратный Чернобыль! – со страхом произнёс он. – Если его взорвут, то Мальта будет стёрта с лица земли!” “И исчезнет последняя часть потерянной Атлантиды,” – поэтически добавила Юлия. “Сейчас танкер пустой, – успокоил Антонио, – но пока он здесь – сердце жителей Мальты не на месте…”

Затем мы подъехали к монументу, символизирующему окончание холодной войны. На стеле было написано: MALTA, GEORGE BUSH, MIKHAIL GORBACHEV, 2-3 XII 1989 и стояла надпись на трёх языках “КОНЕЦ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ”. Правда, основание постамента пошло широкой трещиной, словно памятник не выдержал политических перипетий последних десятилетий.

После этого Антонио подвёз нас к пещере Гхар-Хасан и Юля рассказала о том, что длина её несколько километров, а ещё на острове есть мегалитическое святилище, подземная часть которого насчитывает около 20 этажей. Увидели мы и кусок скалы, который откололся примерно 5 лет назад и постепенно уходит под воду. Туда нас отвела англичанка, гулявшая вдоль моря с собакой. В тот момент я подумала, что, возможно, легенда об Атлантиде вовсе и не легенда?!

***
В последнее время я стала замечать, что с представителями некоторых знаков зодиака у меня довольно быстро складывались отличные отношения: к примеру, в детском саду и в школе моей любимой подружкой была Майя, на сайте стихов мы подружились с Мариной, в самолёте познакомились с Викой, в Южной Корее с Вероникой, в Швеции сблизились с Леной, все мои подруги по странному совпадению были рождены в конце апреля или в мае, Юля тоже оказалась майской. “Как и Пандора”, – добавила она. Супер! С Тельцами мне неизменно везёт!

Сейчас я вспоминаю нашу встречу и мне кажется, что мальтийский поэт Оливер Фриджери написал эти строчки о ней: “Весна, ты обманщица, ты промотала в бездумном азарте свои капиталы...” Я спросила Юлю, как обычно спрашиваю новых знакомых, что мне не нужно упоминать о тебе в путевых заметках? Юля разрешила написать всё как есть и сказала, что после 40 лет жизнь только начинается!

Шторм помешал нам отправиться с Мальты на Сицилию по морю, но на Гозо мы побывали, потому что паромы между островами курсируют круглосуточно и в любую погоду. На острове росли бананы и кактусы. С бананами проблем не было, а вот брать в руки съедобные плоды опунции нужно очень осторожно – почти микроскопические иголки моментально вонзаются в кожу и вытащить их весьма затруднительно (нам пришлось помучиться).

Перед отъездом мы пошли на пляж, однако мелкий дождь и ветер не дали нам насладиться прогулкой. Весь пляж был покрыт скалами и напрочь лишён песка, а небольшие бассейны, расположенные в нескольких местах, хотя и стояли наполненные дождевой и морской водой, смотрелись зимой покинуто и уныло. Мальта, действительно, выглядела как большой кусок камня.

В аэропорту, куда нам пришлось добираться в два раза дольше, чем написано в указателе (ещё автобус опоздал на сорок минут), к супругу подошла женщина-интервьюер. Среди заданных вопросов звучал и такой: ”Хотите ли Вы снова приехать на Мальту?” Муж ответил утвердительно, но, когда мы шли на посадку, признался, что сказал так лишь из вежливости, на самом деле, мол, делать тут нечего… А я бы наверное ещё вернулась, только в другое время года, когда будет длинный день, тёплая ночь и прекратится этот дождь.
Опубликовано: 24.01.2018 Просмотров: 966
Раздел: Истории любви Метки: Грустные истории о любви

Комментарии

Произведение еще никто не комментировал


Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

2003-2018 © LoveHelp.ru
Использование материалов сайта возможно только с указанием активной ссылки LoveHelp.ru