Привычка хирурга



- Хорошая, ты удивительно хорошая, - говорил он упиваясь в первые месяцы знакомства ее непосредственностью, чистотой и свежестью восприятия жизни.

Сашу Господь задумал, как показательный, выставочный экземпляр мужского совершенства. Всё в нем было высшей пробы, всё сделано с царским размахом: рост, плечи, голос, светлая грива волос, золотистый оттенок ироничных и умных глаз, сильный арактер, цепкая память и железная логика. Любимец всех вокруг с самого детства. Все женщины, встречавшиеся на его пути, просто таяли рядом с ним. Саша выбирал самых лучших, без видимого изъяна. Его ровесники женились, рожали детей, разводились и женились по второму разу, а он как муха в янтарной смоле, застыл на одной отметке - красавца-мужчины и талантливого, но рядового хирурга. Два раза он чуть не женился. Один раз в 25 на юной пушистой киске с хваткой саблезубого тигра, но, к счастью, во время прозрел, узнав, что нежная студентка-первокурсница – любовница крупного чиновника, заинтересованного поскорее пристроить свою пассию в хорошие руки. Другой раз – в 29 – обольщенный холеной дочкой крупного бизнесмена, которому виртуозно сделал операцию на желудке. Но опять соскочил, почуяв намерения папика-людоеда пристроить умненького зятька по своему усмотрению. Больше мыслей о браке у него не возникало. Многие женщины отдавались ему даже в самых экстимальных местах при первой же встрече: и молодая мамаша, гулявшая со своим ребенком, и смазливенькая учительница…. Его по этому поводу совершенно не мучала совесть, потому что он никому не клялся в любви и ничего не обещал. …Но тут встретилась Настя. В ту осень ей исполнилось только 17 и, неся от портнихи платье. Сшитое на выпускной вечер, она попала под ливень,от которого он спас ее, распахнув дверь своей машины. Остановка была пустынна, зонтика не было, а из темного салона машины на Настю смотрело такое умное и приятное лицо, что отпали и принципы и последние сомнения.
- Надеюсь, Вы не маньяк? – строго спросила она на всякий случай.
А Саша, окунувшись в ее голубые глаза, ощутил пьянящий приступ беспричинной радости. Первое время Саша ощущал себя полным счастливцем. Настя походила ему так, как будто была выращена в лаборатории на его же заказ. Рядом с ней он мог расслабиться. Она его как-то чудодейственно убаюкивала. Она не считала нужным звонить ему, наполняя его жизнь ненужными нежностями, пологая тем самым, что не нужно вторгаться в его жизнь таким образом. И получалось, что она полностью оставляла выбор развития дальнейших отношений на него. Спокойная, немногословная, не по возрасту мудрая девушка пришлась ему по вкусу. Иногда он даже задумывался о женитьбе на ней, а потом сам себе задавал вопрос: А оно тебе надо?. Иногда ему снились дети.
- Когда свадьба? – спрашивали дружбаны, завистливо поедая Настю глазами.
- Как только, так сразу, - тупо отшучивался он.
Всерьез на тему женитьбы Саша с Настей не разговаривал, но игриво примерялся к этому вопросу, спрашивая , умеет ли она готовить и т. д. Как-то в очередной раз стоя на пороге Сашиной квартиры, он сказал: «Как же не хочется с тобой расставаться!» И Настя, впервые нарушив табу, едва слышно ответила: «Значит, надо жить вместе…»
Вот прошел ровно год, как они познакомились. У Насти было день Рождения. Саша решив сделать ей приятное (а может быть по какой-либо другой причине) пригласил ее в ресторан, отпраздновать совершеннолетие. Когда Саша достал из кармана бархатистую красную коробочку, сердце девушки остановилось. Он многозначительно закрыл ей глаза, и прохладный металл скользнул по ее тонкому пальчику. В кафе громко грянула музыка, и Настя, не расслышав, что произнес Саша, догадалась о сказанном сердцем. Что говорят мужчины, одевая девушкам кольцо?
- Да, - прошептала она, зажмурившись и не удержалась, чтоб страстно не повторить еще дважды: «Да, да!» Но вместо трепетного поцелуя, неминуемого по закону жанра, Саша шутя ухватил ее за нос:
- Наська, ты меня слышишь? Я спрашиваю, что пить будем?
Она открыла глаза. Две тонких золотых параллели, соединенных сердечком, обвивали ей безымянный палец – железнодорожная колея, ведущая в бесконечность, или замкнутый круг двух обреченных на одиночество прямых, которым по закону геометрии никогда не суждено пересечься?
Настя сглотнула душных комок и прошептала:
- Спасибо…
Под ресницами закипали горючие слезы. Нет, она н6е стремилась замуж и по большому счету, даже боялась этого, но сейчас вдруг стало безумно обидно, что к этому не стремится Саша, ведь 32 – уже не 18.Выходит, он ее не любит, выходит, забавляется как плюшевым котенком? Остаток вечера она была нервозной, но Саша ничего не почувствовал. В глубине зала он приметил давнего соперника и оппонента в обществе немолодой оплывшей женщины и теперь упивался своим превосходством, которое ему давала юная куколка-подружка. После ресторана, поехали к Саше, купив по дороге шампанского. Но едва Саша открыл бутылку, как именинница опять напряглась лицом.
- Как ты ко мне относишься? – спросила она чужим, незнакомым голосом.
- Хорошо, - удивился Саша и шутливо куснул ее за ушко.
- Я серьезно. – нахмурилась девушка. – Ты меня любишь?
- Начинается, - тоскливо мелькнуло в мозгу, и тяжелая скука подкатила к горлу.
Большие, небесного цвета Настины глаза показались вдруг мутными и узкими, как мышиные норы. Курносый носик еще недавно так искренне его умилявший, теперь напоминал причудливую картофелину.
Саша молчал, наливаясь тяжким бычьим упрямством. С холодным интересом наблюдая, как круглая Настина мордашка вытягивалась на глазах, покрываясь некрасивыми пятнами.
На секунду он засомневался: может, отшутиться? Или загробастать ее в охапку и покрыть поцелуями? Или прошептать нежно на ушко то, чего ждут все женщины, независимо от возраста? Но пока он размышлял, раздражение переросло в усталость, а усталость в неприязнь, и, молча сняв со стула пиджак, Саша решительно вышел из квартиры, не прощаясь.
…Такси подошло к подъезду на удивление быстро. Устраиваясь поудобнее в темном салоне, он зацепил краем глаза Настю, невесть когда успевшую выскочить на крыльцо и теперь присевшую на корточки с несчастным, перекошенным от рыданий лицом.
- Твоя? – усмехнулся таксист, закуривая.
- Ничья, - ответил Саша.
Ему было стыдно за эту неприкрытую откровенность, за неприличную экзальтацию, за дурацкие всхлипы, заброшенные ветром в открытое окно машины. И, отмеляя остатки сомнений, стараясь не уронить реноме солидного человека в глазах этого пусть и случайного, никчемного, но вполне возможно, знающего его человека, добавил:
- Да вот, повелся, дурак. Думал, нормальная девчонка, а оказалось – алкогоичка. Выпила – крышу срывает.
Таксист скабрезно хохотнул, а Саша отвернулся и стал думать о хорошем: скоро отпуск, ему обещали путевку в Трускавец… Хорошо б прихватить с собой маму….
А он был первым ее мужчиной…

Что-что, а отсекать лишнее хирург научился еще в институте…

Автор: Pinkulya.
Опубликовано: 2.12.2004 Просмотров: 7546
Раздел: Проза о любви

Комментарии

Произведение еще никто не комментировал


Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

2003-2018 © LoveHelp.ru
Использование материалов сайта возможно только с указанием активной ссылки LoveHelp.ru